Одиссей. Человек в истории. 2015–2016: Ритуалы и религиозные практики иноверцев во взаимных представлениях
гл. ред. А. О. Чубарьян; сост. С. И. Лучицкая
ISBN: 978-5-91244-190-5; ISSN 1607-6184
Год: 2017
Объем: 544 с.
Купить
Цена в Издательстве: 500 руб

О книге

Тема главного раздела выпуска — ритуалы и религиозные практики в христианстве, исламе и иудаизме сквозь призму взаимных представлений. Статьи этого цикла посвящены описанию «чужих» религиозных ритуалов (ritus infidelium) в различных нарративных, правовых и иконографических источниках. В традиционном для альманаха разделе «Историк и изображения» публикуется исследование о средневековом иконоборчестве. Выдающийся памятник религиозной литературы и искусства «Молитвенник Урсулы Бегерин» анализируется в главе «Религиозная культура Средневековья»; в ней же публикуются переводы стихов выдающейся представительницы средневековой женской мистики — Хильдегарды Бингенской. Другие части выпуска посвящены проблемам микроистории, истории памяти и историографии. В разделе рецензий представлены эссе о мемуарах выдающегося отечественного историка А. А. Зимина, а также обзоры новых отечественных трудов по истории культуры Средних веков.
Для историков, историков культуры, специалистов в области гуманитарного знания и широкого круга читателей.



Читать фрагмент

Средневековая система аргументации (в том числе в антииудейской христианской полемике) базировалась на двух основных способах доказательства — ratio и auctoritas. Последнее понятие, которому и будет посвящена данная статья, обозначает одновременно и власть, и некий текст, который имеет неоспоримый характер и является аутентичным. Мы будем иметь дело со вторым значением этого термина. В XII в. статус носителя auctoritas получает не только христианский Бог (как подлинный и главный Auctor) и Отцы христианской Церкви, но и античные мыслители и литераторы. Сочинения последних обретают авторитет достаточно медленно, однако уже в XIII в. древнегреческие и римские ораторы, поэты и ученые могут считаться носителями auctoritas, пусть и не имеющей абсолютного, неопровержимого характера библейского авторитета. Западная Церковь таким образом присваивает себе античное наследие, при этом формируя отчетливую иерархию авторитетов, в которой сочинения древнегреческих и римских авторов находятся в подчиненном положении и служат средством для достижения высшей цели — постижения Священного Писания. Мысль о том, что античные мыслители и литераторы предвосхитили в своих сочинениях приход Христа, хотя и не могли знать о нем, поскольку жили гораздо раньше, была очень соблазнительна для схоластов, которые находили в этих сочинениях дополнительные доводы в пользу истинности христианской веры, а также поучительные примеры праведной жизни6. «Ренессанс XII в.» не только открыл для западноевропейского читателя античную литературу и философию, но и изменил представление христиан о религиях, которые не просто не знали Откровение, но отвергли его, — ислама и иудаизма. Данное исследование посвящено восприятию постбиблейского иудаизма в христианской антииудейской полемической литературе XII–XV вв. В указанный период христиане знакомятся как с Талмудом (Устной Торой) и мидрашами, так и с последующей традицией иудейской экзегезы (сочинениями т. н. ришоним — Раши, Давида Кимхи, Авраама ибн Эзры и Маймонида) — всё это мы в дальнейшем будем обозначать термином «постбиблейская традиция иудаизма». Все эти разнородные пласты иудейской традиции впоследствии получат название doctrina Judaeorum, «учения иудеев», коренным образом отличавшегося, в глазах христиан, от традиционного иудейского вероучения, выраженного в Ветхом Завете. Полемисты обнаружили в Талмуде многочисленные «заблуждения, проклятия, глупости и побасенки»; это заставило их разработать более систематический подход к критике Устной Торы. Полемисты должны были определить новое место иудеев и их авторитетов в христианском обществе. Несмотря на ухудшающееся отношение к иудеям, в первой половине XV в. мы сталкиваемся с тем, что точка зрения составителей Талмуда трактуется как авторитетная, имеющая вес не только для иудеев, но и христиан. Помимо полемических задач, интерес схоластов к постбиблейской толковательной традиции иудаизма был продиктован еще одним обстоятельством — повышенным вниманием христианских авторов к буквальному смыслу Священного Писания, носителями которого считались иудеи. Всё это обусловило необходимость не только критики Талмуда, но и заимствования части экзегетического материала постбиблейского иудаизма в христианскую традицию толкования Библии.

Рецензии

Рецензий нет

Об авторе


Книги по теме

Новинки

Бестселлеры

Скоро




По алфавиту
А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н
О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги автора

Не указан автор книги